Главная страница / Репортажи / Как я был … врачом «Скорой помощи»

Как я был … врачом «Скорой помощи»

Продолжая серию репортажей о нелегком труде спасателей, мне удалось «внедриться» в бригаду «Скорой помощи». Откровенно говоря, не ожидал, что труд врачей может быть настолько трудным – длительные дежурства, срочные вызовы, постоянный стресс, но хуже всего неизвестность того, с чем придется иметь дело. Порой врачи «Скорой помощи» просто мечтают о том, чтобы в свободное время вздремнуть хотя бы на несколько минут.

«Скорая» значит молния

Мой рабочий день в «Скорой помощи» начался со знакомства с людьми и техникой, с которыми в этот день доведется работать. Бригада, как правило, состоит из трех человек — собственно врача, фельдшера и водителя. От всех троих зависит, как быстро и оперативно будет оказана первая помощь больному. Только бы, как говориться, техника не подвела. Надо сказать, что нынешние кареты «Скорой помощи» представляют собой этакий мобильный медицинский центр, где в случае чего можно провести срочные действия по реанимации пострадавшего, а также, если что – принять роды.
— Каждое новое дежурство начинается с того, что тщательно проверяется состояние оборудования, заряжено ли оно. Обо всех возникающих недостатках немедленно делается запись в специальном журнале. Сегодня бригады «Скорой помощи» выезжают по вызовам снабженные всем необходимым, ведь очень редко бывает известно, с чем придется столкнуться. Нам сообщают, что состояние плохо, адрес и возраст больного. Уже по пути примерно прикидываем, с чем, скорее всего, нам придется столкнуться, — говорит врач нашей бригады Мехрибан Гасанли.
Надо сказать, что в этой системе довольно строгая система контроля и учета не только медикаментов, но и времени, которое затрачивает бригада «скорой помощи» находясь на вызове. Лекарства берутся под расписку, врач отмечает в специальном журнале свои вызовы и затраченное время.
ckoraya-pomowКак оказалось, что врачи «Скорой помощи» вот уже несколько лет не используют белые халаты. От своих собратьев по больницам их отличает не только специфика работы, но и специальная одежда. В ней достаточно тепло, и не страшны даже несколько часов, проведенных на открытом воздухе. Распознать сотрудника «Скорой» можно по соответствующей аббревиатуре. Кроме того, надписи и полосы на униформе светятся ночью, и даже в темное время суток спутать врача невозможно. Облачившись в форму, я ощутил некое внутреннее напряжение о того, что вместе одеждой, взял на себя и некую ответственность.
Честно говоря, первое впечатление от работы в «Скорой помощи» таково, что будто служишь в военизированном подразделении. Тут даже свои позывные есть – в частности, на подстанции, в чьи ряды мне довелось влиться, позывной «Шимшек» («Молния»). У каждой подстанции своя радиоволна, посредством которой дежурные бригады держать между собой связь, а самое главное, получают указания из диспетчерской.
В период времени до вызова врачи вовсе не прохлаждаются на станции, а находятся в «патруле» — каждая бригада на своем пятачке. На нашей станции 7 машин, из которых 6 находились на выезде. Реалии сегодняшнего Баку таковы – пробки и чрезвычайная загруженность дорог. Чтобы поспеть к больному, который вполне может находиться при смерти, бригады скорой помощи дежурят поближе к центру событий. Обязанность диспетчерской определить карету скорой помощи, которая наиболее близко находится от адреса, из которого поступил вызов. Часто и обедать врачам приходиться на скорую руку, бутербродами.

Нервы порой сдают

pomow2Диспетчерская подстанции – святая из святых, здесь постоянно посменно дежурят сотрудники «Скорой помощи». Звонки на «103» сначала поступают в Центральную диспетчерскую, а оттуда уже по соответствующим районам. Работа довольно нервная, надо сказать, за те 10 минут, которые я провел в диспетчерской, мне едва удалось перекинуться парой слов с оператором.
— Мы выступаем в роли глаз «Скорой помощи», которая не всегда может по адресу определить местонахождение больного. В случае чего приходиться выступать в качестве психолога, особенно если на другом конце провода человек находиться в эмоциальном возбуждении. Особенно много звонков поступает вечером – это пик обращений. Тут не расслабишься – осознаем ведь, что если неправильно распорядимся тем небольшим временем, который нам дается, для того, чтобы направить бригаду, это может стоить жизни больного, — говорит оператор Явер Геюшов.
В сутки на подстанцию поступает около 90 вызовов, а сезоны распространения различных заболеваний число вызовов увеличивается до 110-115. Основой пик обращений приходится на вечер.
Уму непостижимо, но порой людей, которые прибыли для оказания помощи осыпают ругательствами, а то и вовсе угрожают и избивают. Где-то можно понять поведение таких людей, продиктованного большими переживаниями и волнением за здоровье близких, но это не в коем случае не может служить оправданием для подобных действий, тем более, если учесть большинство врачей и фельдшеров «Скорой помощи» являются женщины.
— Со мной также такой случай произошел, приехали мы на вызов, но больной уже покинул этот мир. В принципе, живущие здесь люди также знали об этом, кроме сына умершего, который не хотел признавать смерти отца. Однако ж мы ни чем не могли уже помочь, я попыталась было это объяснить, как получила удар по голове. С помощью соседей мы смогли уйти от разъяренного молодого человека, находившегося в невменяемом состоянии. Или вот не так давно был вызов, где больной скончался после прибытия врача. Обвиняя во всем, сын погибшего пинками прогнал и фельдшера, и врача, срывая на них всю злость и отчаяние, — отметила М. Гасанли.
Сразу отметим, что любители распускать руки безнаказанными не остаются, и неважно в каком стрессе ты при этом находишься. По всем фактам врачи обращаются в полицию, где данные происшествия находят свою реакцию.

Срочный вызов

pomow3Не успели мы пообедать, как по громкоговоритель в столовой заверещал о вызове. Наспех убрав остатки обеда в шкаф, наша бригада пулей выскочила к автомобилю. В качестве фельдшера с нами была Гюнель Байрамова. По пути пришлось воочию убедиться в том, что при таких пробках ждать быстрого прибытия «Скорой помощи» нереально. И никто ведь даже и не подумал уступить нам дорогу.
Не мудрствуя долго, мы выехали на «встречку» и попытались выбраться из этого столпотворения машин. Мастерства водителя хватило, быстро и без происшествий возвратиться на путь, и вот мы снова спешим по вызов.
— Часто, — говорю, — приходиться нарушать правила?
— А никто и не нарушает, — невозмутимо отвечает водитель со стажем Салех Мамедов. – Для «Скорой помощи» это дозволительно, самое главное не создавать аварийные ситуации. Сами понимаете при вызове, когда от скорого прибытия врачей может зависеть чья-то жизнь, тут уже не до особых церемоний.
К счастью, в этот раз речь не шла о спасении жизни. Больной оказалась 18-летняя девушка, подхватившая от своей сестры «ветрянку». Состояние больной несколько усложнялась повышенной температурой – 39,9 градусов. После постановки диагноза, был сделан укол литической смеси — лекарственных препаратов, которые вводятся в одном шприце, что необходимо как болеутоляющее и жаропонижающее средство. После последующих наставлений и выдачи сигнального листа, наша бригада отправилась обратно. Потом врач должна будет сообщить о наличие больного с инфекции в местную поликлинику, и контроль над процессом выздоровления перейдет первичному медицинскому звену.
Однако, долго расслабляться нам не пришлось. Вскоре из диспетчерской уже в пути пришло сообщение о новом вызове. Жалоба на отдышку и боли в сердце. Дело обстояло посерьезнее. Немного водительского мастерства, и мы вновь на пороге больной.
Диагноз, который поставила наш врач М. Гасанлы, 39-летней женщине после осмотра и снятия кардиограммы острая коронарная недостаточность и острый бронхит. Как оказалось, больная уже три дня не может толком дышать, а боли в области грудной клетки еще более усугубились. Как это обычно бывает, женщина понадеялась на то, что боли исчезнут сами по себе. Этого не произошло. Было принято решение о срочной госпитализации больной, было определена и больница, которая примет пациента. Вплоть до подтверждения диагноза в самой больница и передачи ответственности над пациентов данному медицинскому учреждению наша бригада «Скорой помощи», как то положено согласно инструкциям, находилась рядом с больной. В этот день «Скорая помощь» действительно спасла кому-то жизнь.

2 комментария

  1. Я считаю, что Вы ошибаетесь. Могу отстоять свою позицию.

    • Ошибаюсь в чем? А в общем, конечно, могу и ошибиться))